Путь к дому Божьему
 Нерасторжимость христианского брака - Страница 2 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: ADoGind 
Форум » Католический » Католический » Нерасторжимость христианского брака
Нерасторжимость христианского брака
ADoGInd1Дата: Пятница, 05.07.2013, 19:49 | Сообщение # 11
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
Когда мы говорим о нерасторжимости брака, то имеем в виду действительный объективно существующий брак христиан, завершённый как церковным таинством, так и начавшимся супружеским сожительством; брак нерасторжим, когда исполнены все, Церковью определённые, условия действительности таинства и когда, согласно выражению Св. Писания, супруги стали "единою плотью". Но бывают случаи, когда или это последнее условие ещё не осуществлено, или когда, несмотря на долголетнее сожительство и внешнее сходство с действительным браком, фактически перед Богом данные лица соединены только кажущимся браком. Например, мужчина и женщина могут быть соединены - будь притом грех или нет, по неведению - без способности на подлинный брачный союз, находясь, например, в очень близкой степени родства, делающей их брак несовместимым с естественным нравственным правом: они считают или считали себя супругами, на самом же деле они не супруги, супругами никогда не были и быть не могли; коль скоро они себе отдают отчёт в своём заблуждении, их право, даже их обязанность, - расстаться или, в случае сомнения, обратиться к Церкви за разрешением их недоумения. Нечто подобное следует сказать о кажущемся браке в случае, когда одна из сторон в момент заключения этого "брака" лишь внешне дала свое согласие, из страха, например, перед родителями, но в душе вовсе не соглашалась на это сожительство, так что одно из главных условий подлинности брака, свободное согласие, не осуществлено. В таких случаях Церковь вовсе не "даёт развод", а только канонически устанавливает, что в данном случае действительного брака никогда не было, а потому лица, которых он касается, должны или расстаться или, если это не противоречит Божиим законам и церковным правилам, и они этого свободно желают, вступить в действительный брак. Порою бывают случаи более запутанные; тогда Церковь канонически исследует все обстоятельства и решает, был ли первоначальный брак действительным или нет. Подобные случаи ничего общего с расторжением брачных уз не имеют; это материнская забота Церкви о том, чтобы ненарушимость христианского брака соблюдалась во всём; это не попустительство желанию разводиться, а, наоборот, одна из мер, принимаемых Церковью в охрану нерасторжимости брака. Процессы de nullitate matrimonii сравнительно немногочисленны и далеко не все кончаются заявлением, что брака не было. Римская конгрегация по брачным делам в 1954 г. разобрала 245 прошений о выяснении действительности брака: недействительность была признана только в 131 случае. Заметим мимоходом, что Св. Престолу эти "процессы" дорого стоят (в истекшем году - 18 000 000 лир), так как большинство просителей не в состоянии оплачивать расходы по каноническому судопроизводству.

История борьбы христианства с безверием и развратом всецело подтверждает божественный характер учения о нерасторжимости брака. Мы уже намекали на упорное сопротивление, которое древний языческий мир долго оказывал христианскому принципу ненарушимости брачных уз. Но и наш век полон поучительных данных. Европейское язычество XX века мало чем отличается от язычества римлян и греков. Все без исключения противники христианства, его догматов и морали, всегда стремятся унизить, обесчестить и уничтожить как самую теорию нерасторжимости брака, так и применение этой теории в жизни. Как всякий знает, масоны, социалисты и большевики внесли в число главных пунктов своей антихристианской программы безусловную борьбу против католического представления о нерасторжимости супружества*****. Вскоре, впрочем, заметив катастрофические последствия своей морали, большевики дали задний ход и стали затруднять расторжения браков.

Не будет излишним ответить здесь на некоторые, принятые в антирелигиозных "прогрессивных" кругах, возражения против нерасторжимости брака.
 
ADoGInd1Дата: Пятница, 05.07.2013, 19:50 | Сообщение # 12
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
Возражение: - Высшее благо человека заключается в свободе; между тем, Церковь отняла у верующих право свободно заменить неудачную брачную связь другою.

Ответ: - Есть свобода и свобода. Высшее благо человека не в свободных преступлениях, не в хулиганстве, а в "свободе во Христе", которая достигается не иначе, как путем искреннего сыновнего исполнения Христовых заповедей, в данном случае - заповеди нерасторжимости брака. Притом Церковь никого не заставляет силою исполнять волю Божию; она обращается к свободному человеку и зовёт его свободно, из любви к Христу, соблюдать заповеди Господни. [Я слышу возражение: инквизиция! Но ведь инквизиция имела целью не принуждать обвиняемых к послушанию Церкви, а защищать общество от вредных элементов; к тому же инквизиция давным-давно перестала существовать.] В том, что Церковь отказывается принимать участие в грехе, нет нарушения свободы. Кто начинает с презрения к морали во имя свободы, тот кончает тем, что становится крайне несвободным рабом своих страстей. Закон нерасторжимости брака побуждает вступающего в брак действовать вполне обдуманно, сознательно, освободившись от всяких внешних давлений и преходящих настроений.

Возражение: - Иной брак не по силам одному или обоим супругам. "Не могу больше".

Ответ: - Находящемуся в состоянии благодати всегда посильно соблюдение заповедей Господних. Стоит только быть смиренным, послушным сыном Церкви и искать духовную силу в её чистых источниках, особенно в таинствах. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Филипп., IV, 13).

Возражение: - Цель брака - взаимная любовь; если эта цель в том или ином случае не достигается, надо прибегнуть к разводу.

Ответ: - Взаимная любовь тут не всё. Основная цель брака - создать семью; допустимость разводов ведёт к забвению этой цели, к общему упадку нравов и тем самым к разрушению семьи. А взаимная чистая любовь может быть и вне брака; поэтому она не может считаться специфическою целью брака.

Возражение: - Дети родителей, живущих не в ладу, всегда несчастны. Пусть дети живут при отце (или матери), вступившем (или вступившей) в новый, счастливый брак, тогда они будут счастливы.

Ответ: - Какое незнание тайников детского сердца! Правда, что там, где родители не ладят друг с другом, их дети страдают. Но, ведь, они страдают в десять раз больше, если разводом разрушен брак их родителей, это естественное основание их существования; и больше всего томится их детская душа, когда на развалинах супружеской жизни их родителей вместо отца или матери появляется чужое, ненавистное им лицо. Да и для самих разведённых новый брак не приносит действительного, духовного счастия. И родители и дети найдут в религии и соблюдении христианской морали спокойствие и утешение, какого "новый, счастливый брак" дать не может.

Возражение: - Чтобы наказать обидевшего супруга, другому супругу часто не остаётся иного выхода, как прибегнуть к разводу.

Ответ: - В христианстве более уместно всепрощение, чем наказание, исправление - чем отмщение. Развод никого внутренне не исправил; многих он окончательно нравственно погубил.

Возражение: - Все вероисповедания допускают в некоторых случаях расторжение брака. Церковь должна поэтому тоже пойти на уступки.

Ответ: - Один из главных отличительных признаков истинной Церкви - её святость. "Верую в единую, святую, вселенскую и апостольскую Церковь". Церковь, в отличие от в той или иной степени ложных вероисповеданий, свято соблюдает заповеди Христовы.

Православная Богословская Энциклопедия (изд. Лопухина, II, ст. 1056-1064) в статье о расторжении брака приводит взгляды, которые мы не можем обойти молчанием, так как они очень живучи.

Автор, А. Завьялов, начинает с заявления, которое равносильно признанию католического учения о нерасторжимости брака единственным истинным: "И по своему первоначальному происхождению, когда сотворены были один муж и одна жена..., и по христианскому учению, как благословляемый Церковью союз, во образ духовного единения Христа с Церковью, брак представляется нерасторжимым общением двух людей разного пола". Но затем, автор пытается оправдать отступления от этого учения. "Идея чистого единобрачия встречала и встречает постоянное противодействие в жизни, которая у одарённых свободою людей проявляется не по законам необходимости, а по движениям воли, определяемой разумом и чувством.
 
ADoGInd1Дата: Пятница, 05.07.2013, 19:53 | Сообщение # 13
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
Отсюда и понимание брака может совпадать с требованиями единобрачия, может и не совпадать... Христианское учение, уяснившее высшие цели брака, указывает и средство к достижению сей цели - благодать таинства. Но и благодать не действует принудительно..." Но, ведь, из того, что люди одарены свободою, следует, что людей нельзя силою заставить быть честными, и что вступать в брак надо вполне свободно; но никоим образом не следует, что Церковь может не считаться с Божиими законами в угоду "свободным" прихотям людей. Из того, что благодать оставляет отдельных людей свободными, т. е. ответственными за свои поступки, нельзя заключить, что Церковь вправе нарушать Христовы постановления. Если бы Церковь могла допускать, во имя свободы и благодати, уклонение от одной Христовой заповеди, то на том же основании она имела бы власть благословлять воровство тех, кто "свободно" презирают благодать и заповедь: не укради. Святость Церкви состоит в её свойстве быть непричастной к грехам отдельных её чад, не давать от себя разрешения на грех, и в особенности - ни под каким давлением не поддаваться искушению оправдывать теориями обычай нарушать святые заповеди Господни.

"При высокой степени развития религиозного чувства, - читаем мы дальше в Православной Энциклопедии, - и при исключительной высоте нравов первенствующая христианская Церковь, в лице некоторых Отпев и учителей, заповедала и вдовцам не жениться, и вдовам - не выходить замуж, и тем показала, что идеал христианского брака есть чистое и полное единобрачие. Тот же принцип свидетельствуется и тем, что только единобрачные признаются правоспособными к возведению на высшие степени служения в клире, и тем, что на вступающих в последовательные браки по смерти супругов Церковь налагает взыскания. Таким образом, о прекращении брака не должно бы быть и особой главы в трактате о браке, если бы брак рассматривать исключительно с религиозной стороны. Но так как брак старше христианства и принят сим последним в виде веками сложившегося института, в котором несколько имеющих самостоятельное значение сторон, то и в праве христианской Церкви, поставившем целью воспитание христиан до совершенного возраста мерами приспособления к человеческим немощам, явилось учение о прекращении и расторжении брака". Здесь мы опять наталкиваемся на отсутствие последовательности и полное смешение понятий. Брак, конечно, явление универсальное и "старше христианства"; отсюда вытекает для Церкви необходимость считаться с требованиями естественного нравственного права, заложенного Творцом в природе человека, но отнюдь не необходимость руководиться... древнеязыческими нарушениями этики и безнравственностью лишённых ещё света Христова народов! Развод старше христианства. Но Спаситель это знал и сознательно осудил развод; а воля Христа для нас, христиан, должна быть важнее нравственно сомнительных обычаев античного мира. Христос не просто "принял веками сложившийся институт" брака, но и исправил его, очистил его от древнееврейских злоупотреблений и возвёл на недосягаемую для безблагодатных людей высоту совершенства и святости. Вполне верно, что Церковь должна "воспитывать христиан до совершенного возраста". Но это воспитание делается постоянным призывом к соблюдению Господних заповедей, а не принципиальной уступчивостью в тех случаях, когда исполнение заповеди тяжело для "человеческой немощи"; Церковь отечески прощает кающимся в грехах, но не поощряет греховных слабостей; Церковь может разрешать слабым вести менее совершенную жизнь, чем подвижники, но она никому не может разрешить нарушать волю Божию. Не разводами приводятся люди к святости "совершенного возраста", а молитвою, смирением, таинствами, приучением с детства к жертвенности Христа ради. Повсеместный опыт показывает, что расторжение браков не воспитывает людей в духе приближения к "совершенному возрасту", но, наоборот, - удаляет от этого совершенства.
 
ADoGInd1Дата: Пятница, 05.07.2013, 19:54 | Сообщение # 14
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
В той же диссертации мы находим следующие рассуждения. "Закон действовал в христианском обществе прежде, чем был проникнут учением Евангелия, и действие его было настолько значительно, что Церковь (не Церковь, а некоторые слабовольные иерархи. - С. Т.) допустила целую категорию причин, прекращающих брак подобно смерти. Другой порядок явлений, поражающих брак, даёт разного рода супружеская неверность или нарушение чистоты брака прелюбодеянием. В явлениях этого порядка начало брачной нерасторжимости понесло и несёт наиболее сильный ущерб, так как принуждено считаться не с непреложными законами, какова смерть, а с обнаружениями злой человеческой воли, способной не стесняться брачными обетами и горделиво восставать против самоочевидных нравственных и религиозных требований". Выходит так, что сила человеческой греховности велика, и поэтому Церковь должна отступать и приносить в жертву этой греховности самоочевидное нравственное и религиозное требование нерасторжимости брака! Именно этого умозаключения, чудовищного как со стороны логики, так и с точки зрения евангельского учения, Церковь не признаёт; в этом пункте она ни за какие блага на уступки не пойдёт. Как ни универсальна и сильна людская греховность, Церковь её не боится; Церковь верит в слова Господа нашего Иисуса Христа: "На сем камне я созижду Церковь мою и врата ада не преодолеют её"; "Я с вами во все дни до скончания века"; "Не бойся, малое стадо".

"Церковь... озабочена, - утверждает ещё г. Завьялов, - изысканием средств и способов к устранению никому и ничему ненужных мучений и формальных затруднений для законно ищущих развода". Одно из двух: или слово "законно" относится к закону Христа, и тогда никаких "законно ищущих развода" быть не может, так как, по признанию самого автора, нерасторжимость церковного брака есть "самоочевидное религиозное требование"; или же слово "законно" относится к гражданскому закону, нарушающему "самоочевидное требование" учения Христова, и тогда "Церковь", "изыскивая средства" к облегчению развода, повинна в тягчайшем преступлении. Напрасно также автор диссертации полагает, что страдания, неизбежно связанные с исполнением заповедей Господних, - никому ненужные мучения, во избежание которых Церковь может благословлять непослушание Христу. Этот принцип чреват трагическими последствиями; он свидетельствует о полном непонимании тайны искупления, т. е. тайны креста, "мучений". Ради устранения преходящих страданий Церковь не даёт разрешения на грех. Цель не оправдывает средства. [Вопреки столь распространенной клевете, Католическая Церковь всегда отвергала безнравственный принцип оправдания злых средств благою целью]. Неверно, что в данном случае "мучения" никому не нужны: они полезны страждущему супругу, как испытание, ведущее к нравственному совершенству и спасающее от вечных мучений; они нужны обществу и Церкви во избежание общего понижения нравственного уровня и вытекающих отсюда бесконечных драм. Впрочем, страдания при неудачном браке в значительной степени облегчаются сознанием исполненного долга, спокойствием совести, молитвою, таинствами, и, если надо, более или менее продолжительным разлучением. Раз Господь даёт какую-нибудь заповедь, то и обеспечивает благодать, необходимую для её исполнения; предполагать противное - тяжкий грех.

"Содержание положительных законов о прекращении и расторжении брака в разные времена не могло быть одинаковым, так как законы эти не церковные только, но и гражданские, и в свою очередь подчинены не только идеальным требованиям Церкви, но и генетическому движению правовой мысли и наличному состоянию христианского общества". Такое слияние гражданского законодательства с каноническим церковным правом есть великое зло, против которого всегда боролась Церковь. Как из истории известно, это зло всегда прямо пропорционально зависимости отдельных частей Церкви от гражданской власти или национально-политических учреждений; оно имеет перевес везде, где дух церковной вселенскости вытеснен духом этнического сепаратизма. А, главное, чего не надо забывать, это то, что Церковь из тех или иных соображений может изменять или даже отменять ею же данные канонические постановления, но не Божественные законы (lex divina), данные Самим Христом. Она не может изменять существенное в таинствах; расторгать завершённое сожительством таинство брака не в её власти, как не в её власти крестить молоком во имя ангелов, или предавать поруганию Св. Дары. Церковь полновластна только в пределах полномочий, данных ей Спасителем; но Христос, ведь, никогда не уполномочивал Церковь отменять, хотя бы только в виде исключения, непосредственно от Него исходящие постановления. В Церкви Христовой нет места для подчинения самой основы христианства - Христовых догматов и заповедей - "генетическому движению правовой мысли"; такого чудовищного юридизма Церковь никогда не допускала.
 
ADoGInd1Дата: Пятница, 05.07.2013, 19:56 | Сообщение # 15
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
В России "византийский недуг "только постепенно принёс свои пагубные плоды. В разные эпохи замечается сильная реакция со стороны религиозных элементов Православия, в частности в вопросе о ненарушимости таинства брака.

Макарий в своей Истории Русской Церкви пишет о разводе Вел. Кн. Василия Иоанновича: "Сохранилось предание, будто Великий Князь, по совету митрополита Даниила, посылал грамоту ко всем четырём патриархам Востока и просил у них разрешения развестись с неплодною женою и вступить в новый брак, и будто патриархи все отвечали князю решительным отказом. Дело весьма важное, хотя самое сказание мало возбуждает к себе доверия [Сказание напечатано в ЧТЕН. МОСК. ИСТОР. ОБЩ., 1847, VIII отд. IV, под названием "Выпись из государевой грамоты, что прислана к В. К. Василию Иоанновичу, о сочетании второго брака и о разлучении первого брака чадородия ради, творение ПАИСЕИНО, СТАРЦА ФЕРАПОНТОВА МОНАСТЫРЯ"... Автор между прочим пишет: говорят будто иерусалимский патриарх Марк предсказал Василию Иоанновичу, что если он разведётся с женою и вступит в брак с другою, то будет иметь от неё наследника, от которого всё царство наполнится ужаса и печали, кровь польётся рекою, города запылают... короче - такого наследника, каким и был Иоанн Грозный. (Прим. Макария)]. Да и в России, если верить Курбскому, нашлись люди, которые смело объясняли Василию Иоанновичу всю противозаконность его намерений. Но Даниил, глава Русской Церкви, вопреки ясному учению Евангелия и церковных правил, дозволил государю развод с женою за одно только её неплодство. Этого мало: не прошло двух месяцев после незаконного развода, как митрополит, опять вопреки церковных правил, благословил Василия вступить в новый брак с Еленою Глинской и даже сам 21 января 1526 года обвенчал их. Быть не может, чтобы Даниил не понимал своей вины... Достойно замечания, что Даниил счёл нужным как бы объясниться со своею духовною паствою по этому случаю и написал целых три слова, в которых доказывал, на основании церковных правил, что ни развод, ни второй брак после развода не позволительны, и что уступка церковного закона по государственным нуждам не может служить примером для частных лиц"******. Упомянем ещё свидетельство Голубинского: "Существует позднейшее сказание о втором браке Василия Иоанновича, которое уверяет, что Великий Князь писал послание к четырём патриархам, прося у них дозволения на развод, и что по сему поводу монахи на Афоне добровольно, не быв прошены государем, держали у себя многочисленнейший собор от всей горы..., состоявший из 12 000 человек. Постановив на соборе приговор, афонцы послали Великому Князю епистолию с помянутым Гавриилом, которого вывез в Россию посол Великого Князя Колычев, ходивший в Крым (Карамзин, VII, 78)... Приговор монахов был: "не есть в правилех св. Отцев браку сочетание второму, не повелеваем и мы и запрещаем", - читается в житии Максима Грека, напечатанном С. А. Белокуровым в приложениях к его исследованию "О библиотеке московских государей в XVI ст.", стр. LXI... По поводу этих отказов Даниил сказал Вел. Князю: не имей печали, Государь, возьмем сами на себя со всем собором разрешить тебе желаемое тобою"*******. Из этих двух рассказов можно заключить, что в эпоху Василия Иоанновича, когда даже главы государств встречали столько препятствий при расторжении брака, древнехристианские религиозно-нравственные традиции были гораздо живее в сознании православных народов, чем теперь.



Протестантизация православия Петром Великим и в отношении брака привела к плачевным последствиям. И вообще, с тех пор, как государственная власть окончательно взяла в руки церковные дела в России, постепенное уклонение Православия от древних церковных начал пошло ускоренным ходом. Православная Богословская Энциклопедия (там же) даёт следующую картину победы государственного абсолютизма над христианским учением о браке: "У нас на Руси брачное законодательство и практика не были строго упорядочены до времён преобразований Петра I, а с этого времени до издания Свода Законов 1832 года и Устава Духовных Консисторий 1841 года прошли длинный опыт соглашения строгости церковного учения с законами Византии и обычаями народа и теперь являются вполне законченными, причём, конечно, остаётся и возможность и желательность улучшения в самом бракоразводном процессе... Расторгается брак: 1) по просьбе одного из супругов, когда другой приговорен к наказанию, сопряжённому с лишением всех прав (следовательно, и семейственных) состояния, или безвестно отсутствует и 2) по иску одного из супругов о разводе (ст. 223). Лишение прав семейственных, очевидно, приравнивается к смерти... Порядок производства дел по прошениям о расторжении брака по безвестному отсутствию пересмотрен недавно и определяется в Высочайшем повелении 14 января 1895 года". Следует ряд распоряжений, в которых государственная власть точно предписывает церковной, как вести разводные процессы.
 
ADoGInd1Дата: Пятница, 05.07.2013, 19:57 | Сообщение # 16
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
Пришла разруха 1917 года. Большевики показали, что антикатолическая сторона византийствующего законодательства нужна для борьбы с церковным Православием. Они поняли, что цезарепапизм им проложил дорогу, что те византийские императоры, которых св. Иоанн Дамаскин называл "разбойниками", до известной степени - их предшественники в деле разрушения Церкви. Как мы видели выше, большевики не только одобрили обычай византийских государственных законодателей не считаться с голосом Церкви в вопросе о святости брака, но пошли ещё дальше в антикатолическом направлении; они санкционировали меры, принятые дореволюционными правительствами против католичества, изгнали всех католических иерархов, а перед "генетическим движением" антикатолического византийского законодательства они распахнули двери настежь.

Всероссийский Церковный Собор 1917-1918 годов был до известной степени реакцией против порабощения Церкви государством. Но эта реакция оказалась неглубокой; и это неудивительно: в 1917 году взялись реформировать Русскую Церковь духовные лица и миряне, всё-таки, воспитанные в атмосфере государственной церковности или в славянофильстве. Взоры преобразователей были обращены не на вселенскую Церковь, а на Византийскую национальную Церковь. Московский Собор часто обосновывает свои постановления словами - "так было в Греческой Православной Церкви", "так было на Востоке" и подобными. И в то время, когда по соседству Советы готовили свои нападения на религиозно-нравственные устои семейной жизни, Всероссийский Собор не постановил вернуться к чисто церковному пониманию безусловной ненарушимости брака, а, наоборот, проявил склонность расширить практику разводов. В "Определении Священного Собора Православной Российской Церкви о поводах к расторжению брачного союза, освящённого Церковью, от 7-го апреля 1918 года"******** мы, к сожалению, встречаем всё то же опасное смешение существенно различных понятий и ту же непоследовательность, что и в Православной Энциклопедии и в указах византийских базилевсов. "Определение" признаёт, что "супружеский союз мужа и жены, освящённый и укреплённый в таинстве брака благодатною силою, должен быть у всех православных христиан супругов нерушимым; все они, приемля с покорностью воле Божией свой жребий жизни, должны до конца дней совместно нести и радости, и тяготы супружества, стремясь осуществить слова Спасителя и Господа: еже Бог сочета, человек да не разлучает". Но тут же говорится, что "расторжение брачного союза Святая Церковь допускает лишь по снисхождению к человеческим немощам..." Слово "лишь" мало убедительно, так как под рубрику "человеческие немощи" можно подвести какие угодно побуждения. И даже сам собор насчитывает целых одиннадцать категорий случаев, когда расторжение брака признаётся вполне допустимым; согласно "Определению" (парагр. Г), "заболевание проказою" одного из супругов даёт право другому бросить несчастного больного и вступить в новый, более выгодный брак; то же самое, если один из супругов присуждён к наказанию, соединённому с лишением всех прав состояния (парагр. Е). Такое "снисхождение к немощам" противно духу христианского самоотречения и любви к ближнему и на пратике сводит на нет заповедь нерасторжимости брака.

Нам приятно отметить в заключение отрадный факт: в эмиграции среди русских православных церковников стали чаще раздаваться голоса в пользу защиты брака от недуга разводов.
 
ADoGInd1Дата: Пятница, 05.07.2013, 19:58 | Сообщение # 17
Сержант
Группа: Администраторы
Сообщений: 38
Репутация: 0
Статус: Offline
"Беженский быт пестрит разводами, - писал уже кн. Дм. Голицын-Муравлин в Церковном Вестнике от 1-15 мая 1926 года; - мы о разводах в беженстве постоянно слышим и читаем. Революция продолжается в наших рядах за рубежом. Да, революция. Семейные основы расшатываются и тем затрудняется возрождение Родины. Большевики опоганили брак. Когда Россия воскреснет, придётся считаться с глубокими прислоениями разврата, но как же будут бороться против зла те, которые сами злом поборены? Разрываются старые, дореволюционные семейные узы, а ещё более такие, которые установились в беженстве. Нарушение торжественного молитвенного обещания, данного перед алтарем Господним, производится легко, совсем легко, как нечто входящее в бытовой оборот. Иные словно оправдываются словами: помилуйте, в переживаемое нами время разве можно требовать... Вот именно в переживаемое время попирания Креста должно требовать, чтобы жертвы врагов Руси не помогали супостату в его разрушительной работе, направленной против устоев нашего бытия... Всепрощающий Спаситель, со словами милости отпустивший женщину, взятую на прелюбодеянии, не произнёс ни единого слова снисхождения по поводу развода. Разводящийся с женою иначе, как вследствие её прелюбодеяния - прелюбодействует, а вступающий в брак с разведённой - также прелюбодействует. Ни одного слова снисхождения. Почему? Вдуматься надо. Потому что развод является грехом сугубым по отношению к Церкви, той хулою Духа Святого, которая, по спасительно суровому предупреждению Христа, - не прощается. Нарушается клятва, произнесённая за себя и за другого. Приходят брачущиеся в церковь лишь как бы за визою, для заштемпелевания своих низменных побуждений. С такою же правотою мог бы человек испрашивать пастырское благословение по дороге в вертеп непотребный. Оскорбляется Церковь, и о святости брака нет ни речи, ни мысли. Конечно, можно впасть в ошибку и с наилучшими намерениями обвенчаться с тем, с кем жизнь станет тяжкою. Что ж, каждый должен нести последствие своих поступков, к тогда его страдание будет ему оправданием, а не порождением мерзости... Не расшатывайте семьи… Для нарушителей брака не может быть ни святости семейного очага, ни признания семейного строя. Нарушение брака является действием безнравственным и революционным. Когда разрушенный брак дал жизнь детям, развод является вопиющим преступлением, ибо наносит их душе ужасающий удар. Горе тем, которые разрушают отчий дом и выбрасывают детей из-под защиты семьи. Блага им не будет. Жалеть их надо и надо надеяться, что не будет увеличиваться их число на радость врагам родного созидательного быта".

Среди гонений и мученичества русская религиозная жизнь крепнет и очищается. Хочется верить, что настанет время, когда православная Россия, освободившись от пережитков цезарепапизма, возвратится к безусловному соблюдению всех заветов Христовых и сыграет крупную роль в святом деле восстановления в мире первоначальной чистоты нравов.



* Geschichte des deutschen Kirchenrechts, II, стр. 607.

** Беседа 7 на Шестоднев, изд. Моск. Дух. Акад., 1891г., ч. I, стр.111.

*** Творения преп. Феодора Студита, Изд. С. П. Б. Духовной Академии, том II, 1908, стр. 165 и след.

**** Там же, стр. 200-323.

***** См. документы в "Вере и Родине", № 14.

****** Макарий, ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ, т. 6, стр. 173-175.

******* Е. Голубинский, ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ, том II, стр. 732-734.

******** Собрание определений и постановлений, Выпуск III, Москва, 1918 , стр. 61. -->
 
Форум » Католический » Католический » Нерасторжимость христианского брака
Страница 2 из 2«12
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017